Последние добавленные статьи

Сводные календарные планы строительства комплексов объектов составляют по различным...
Огород на балконе. Какие овощи можно вырастить дома и как организовать...
Многие московские собственники мечтают сдать квартиру в аренду иностранцу....
Лайт-бокс для украинского рынка."Яспис" был разработан новый для украинского рынка...
С возникновением и развитием чугунных и железных конструкций в строительстве...

Виктор Логвинов: «Банановой коркой» для Нацобъединений стало обязательное членство с обязательными взносами

Виктор Логвинов: «Банановой коркой» для Нацобъединений стало обязательное членство с обязательными взносами ЗаНоСтрой.РФ обращает внимание!
Автор – неравнодушный саморегулятор, его статью публикуем почти без купюр, текст обработали лишь стилистически (новые владельцы – новые правила)  

ОТ РЕДАКЦИИ. Как мы и обещали, знакомим Вас с продолжением материала о «саморегулировании по-русски», автором которого выступает Заслуженный архитектор РФ, член-корреспондент РААСН, действительный член Международной Академии архитектуры, первый вице-президент Союза архитекторов России Виктор Логвинов. Напомним, в первой части экспертом было подобрано сравнение системы СРО со «скрежещущим механизмом, в котором что-то крутится, но он никуда не едет». Итак, вновь слово Виктору Николаевичу…

***

Саморегулирование есть, по сути, альтернатива государственному регулированию и ревностная настороженность органов государственной власти к конкуренту здесь понятна и закономерна. Борьба системы РЕГУЛИРОВАНИЯ с самоРЕГУЛИРОВАНИЕМ неизбежна, прежде всего, с использованием дубины закона. И всё же почему Правительство так «осерчало» на Национальные объединения, не нашедшие ещё своего места в социально-экономической жизни, но в целом, в масштабе бед государства, вполне безобидные?!

Резонный вопрос. А может ли вообще институт саморегулирования в нынешнем его виде оправдать ожидания властей, бизнеса и общества, выполнить те задачи, которые очень громко декларировались в момент его зарождения? Например, повысить ответственность проектировщиков и изыскателей за ошибки… путём создания «общака»? Или повысить качество работ… путём формального выполнения формальных правил? Могут ли покончить Нацобъединения с серыми СРО, не имея права вмешиваться в их дела, но имея явный конфликт интересов?

Однозначно нет. Очевидно, что Нацобъединения не виновники, а жертвы сложившихся обстоятельств. Причина в том, что с самого начала, изобретатели саморегулирования по-русски допустили грубые системные ошибки, которые ныне становятся совершенно явными и властям, и бизнесу, и профессионалам.

Логика 315-го закона проста, как палка. СамоРЕГУЛИРОВАНИЕ есть институт рынка. Значит, оно должно строиться по законам рынка, главным из которых является конкуренция. Продавец – СРО, товар – его стандарт, покупатель (оптовый) – заказчик.

Поэтому первая «потусторонняя» идея базового закона – конкуренция СРО в части стандартов. По замыслу авторов базового закона, каждое СРО в нашей сфере, например, должно разработать свой, суперкачественный товар – стандарт и свято его блюсти. А потенциальный заказчик (внимание!) внимательно читает тома стандартов разных СРО и выбирает проектную организацию, входящую в СРО с самыми крутыми стандартами…

Да, конкуренция действительно цветёт буйным цветом, но не там. Заказчик тут оказался вне игры: покупателем стал производитель – член СРО, а товаром – свидетельство о допуске. Благополучие СРО (его Аппарата), живущего на взносы, напрямую зависит от количества членов, которые выбирают не СРО с самыми жёсткими стандартами, а как раз, наоборот – с самыми либеральными правилами, а ещё лучше без всяких правил.

Купить допуск, как раньше покупали лицензии – вот мечта большинства проектных и изыскательских организаций, особенно тех, которые не имеют в штате нужных специалистов и не хотят выполнять требования по квалификации штатных работников. Содержание квалифицированного штата удовольствие дорогое и в условиях кризиса просто разорительное.

Неисполнение правил всегда выгоднее, чем их исполнение, особенно если нарушение правил ненаказуемо. Это выгодно и бизнесменам, и СРО субъектов предпринимательской деятельности, и их Национальным объединениям, бюджет которых также напрямую зависит от количества членов, независимо от их цвета. И СРО будут всеми силами прикрывать своих членов, а Нацобъединения в упор не видеть серых СРО в своих рядах. Налицо явный конфликт интересов, с которым так решительно боролись авторы закона, но опять же не там.

Результат прямо противоположен декларации: депрофессионализация рынка, падение качества, массовое нарушение правил, коррупция, формализм и круговая порука как система. Идея конкуренции в сфере регулировании, даже с приставкой «само» подобна бредовой идее одновременного существования нескольких конкурирующих парламентов в одном государстве. Представьте, граждане сами выбирают тот парламент, который им больше нравятся. Догадайтесь, кого выберут граждане? Тех, кто принимает самые жестокие законы и жестоко наказывает преступников, или тех, кто не напрягает их законами или исполнением таких законов?

И эта незамысловатая мысль, через 9 лет после принятия 315-го закона, наконец-то стала находить сторонников в коридорах власти. Так начальник Управления контроля социальной сферы и торговли ФАС России Тимофей Нижегородцев заявил, что «необходимо выстраивать систему саморегулируемых организаций таким образом, чтобы исключить конкуренцию между ними. В настоящее время коммерциализация и реальная коммерческая конкуренция между СРО лишает их возможности исполнять свои функции, как регулятора отношений и регулятора разрешений рисков в осуществлении деятельности членов СРО».

Увы, осенило не всех причастных чиновников и депутатов. К сожалению, ни в Концепции совершенствования скрежещущего механизма саморегулирования, ни в проекте нового закона этот конфликт не замечен.

Из одного неверного посыла о конкуренции может быть только второй неверный вывод: о недопустимости привязки СРО к территории и отсутствии и, даже вредности, единого общероссийского объединения и единого не конкурирующего стандарта. То есть, программное дробление на мелкие конкурирующие, а, в действительности, часто враждующие на одной территории СРО. Саморегулирование выстраивалось не по модулю системы регулирования – сверху вниз на территории, а по шаблону свободного рынка, вернее, «базара».

У навязчивой идеи «конкуренции стандартов» в этих условиях есть и другое следствие. Маленькая СРО не имеет ни экономических, ни интеллектуальных ресурсов разработать и, главное, внедрить качественный «фирменный» стандарт. Да и не нужно высокое качество документу домашнего пользования, который никто не будет читать (кроме органов регистрации) и, следовательно, исполнять. На практике всё сводится к формированию «куклы» для получения статуса СРО.

По базовому закону необходимость общепринятых общероссийских правил поведения на рынке не предусматривалась. Государство должно было уйти из регулирования экономики, но заменяющее его саморегулирование, в силу раздробленности и неорганизованности, не в состоянии самоорганизоваться и самоотрегулироваться в масштабах страны.

Понимая этот прокол, авторы саморегулирования в строительной отрасли предусмотрели создание Национальных объединений с функциями представительства, координации и ведения Единого реестра. И всё! Даже функции выработки стандартов у Нацобъединений сейчас по закону нет. Но злую шутку сыграл советский менталитет, по которому Нацобъединения рассматривались, как подобие главка или даже министерства, а его члены – СРО как подведомственные предприятия.

«Банановой коркой» для Нацобъединений стало обязательное членство с обязательными взносами от всех без исключения СРО. То есть, по сути, косвенный налог без ограничения его размера. В результате добровольно-принудительного сбора с сотен новых членов СРО набралась внушительная сумма, которую надо было непременно «распилить», придумывая новые функции, массу должностей, советов, комитетов и комиссий, программ, семинаров, круглых столов с непременными фуршетами и банкетами.

И всё это на самоконтроле, то есть практически без контроля. Не будь этого «дьявольского» искушения, не было бы боёв без правил «за портфели», а Нацобъединения сосредоточились бы на своих скромных, но «законных» функциях. Саморегулирование по базовому закону строилось снизу вверх, саморегулирование по Градкодексу было «дополнено» подчинением низов верху, что при запрете вмешательства в дела СРО, привело к непримиримым внутренним противоречиям, провоцирующим постоянные конфликты Нацобъединений со своими членами.

Решить это противоречие теоретически можно двумя противоположными способами. Первый – создать полноценную властную вертикаль, дав право Нацобъединениям казнить и миловать своих членов, будучи и судом, и прокуратурой, и адвокатом одновременно. В этом случае просматривается образ некого мини-супер-государства в отдельно взятой отрасли. Какому отраслевому министерству это понравится? Второй – сделать членство в Нацобъединении необязательным, а сбор средств добровольным и контролируемым. Но это негуманно, так как лишат хорошей зарплаты множество уважаемых руководителей и работников Аппарата.

И то и другое требует волевых усилий, а государство, не определившись со своей политикой, решиться ни на что не может. Так, что в Нацобъединениях продолжается бурная деятельность организма с поглощением напитков и закусок (в отеле «Ритц-Карлтон»), несмотря на кризис, массовое закрытие малых организаций и сокращение числа членов Нацобъединений.

Ну, и «Ахиллесова пята» саморегулирования по-русски компенсационный фонд – ОБЩАК, который по базовому закону мог быть заменен цивилизованным страхованием, а по Градостроительному кодексу стал безальтернативным. Беда даже не в том, что компенсационный сбор не зависит от размера организации, являясь дискриминационным для малого бизнеса. И даже не в его бессмысленности. Настоящая беда в том, что замороженные «ничейные» миллиарды не дают спокойно спать ни чиновникам, ни бизнесменам, ни Нацобъединениям.

Удивительно, но пока общак остаётся неприкосновенным. Почему? Во-первых, по традиции: не всякий отморозок посягнёт на общак. Во-вторых, потому, что на данном уровне развития правовой культуры доказать ошибки в проектировании и строительстве так же сложно, как в медицине. В результате бессмысленно законсервированные миллиарды остаются «невостребованными». И отдать обратно нельзя, не признав ошибку, и прикарманить под благовидным предлогом никак не получается, несмотря на непрекращающиеся попытки лоббистов.

ОТ РЕДАКЦИИ. Таково мнение господина Логвинова. Что думаете по поводу всего сказанного Виктором Николаевичем Вы, наши уважаемые читатели и профессионалы саморегулирования – мы узнаем, конечно же, только из Ваших откликов нашем форуме. И их мы с нетерпением ждём!

Просмотров: 151

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

arenda-pogruzchika
В дни стремительно развивающегося индустриального процесса часто приходится использовать специальную технику. Многие монопольные предприятия могут позволить себе обзавестись собственной спецтехникой, ведь она используется постоянно. А остальным...
28.01.2017г.
quantum-xd
Чем отличаются тепловизоры и цифровые ПНВ от приспособлений на ЭОП? Первые обладают высоким качеством, особой конструкцией, материалом и комплектующими. Основу тепловизоров и цифровых ПНВ составляют продвинутые электронные компоненты....
27.12.2015г.
izmeritelnye
Все объекты излучают свои тепловые лучи, основные параметры которых определяется тепловизором. Параметры мощности излучения испытуемого объекта и его спектральный состав определяются согласно закону излучения. Они могут сильно различаться из-за...
20.12.2015г.